стоимость услуг

Олег Пахомов

Адвокат

г. Москва

ул. Доброслободская 6 с. 2

 

+7 (903) 269-99-92

Преюдиция решений об административных правонарушениях в гражданских делах

 

 

Мы знаем, что суд, исходя из цели процессуальной экономии, может заново не устанавливать некие факты, которые уже были рассмотрены и приняты судом ранее. В этом состоит смысл преюдициального значения некоторых фактов. В этой статье разберем значение подобным образом установленных обстоятельств в рамках производства по делу об административном правонарушении (далее – ПДАП) применительно к гражданскому процессу. Ведь в своей практике адвокаты Москвы по гражданским делам, а также их доверители могут столкнуться и с подобной проблемой.

 

Как известно, преюдициальность и ее правила можно найти в 61 статье ГПК. Однако ее положения обходят стороной постановления, которые ранее были вынесены по делу об определенном административном правонарушении. Поэтому практиками ставится вопрос: можно ли по аналогии применять вышеупомянутую норму к этим отношениям.

 

Дискуссионность этого вопроса в том, что ПДАП в своих рамках понимает суд «квазиадминистративным» органом (т.е. частично принимающим функции обвинения). Об этом свидетельствуют следующее моменты:

 

- в ПДАП отсутствует сторона обвинения, однако суд должен будет установить обстоятельства произошедшего правонарушения, а также виновен ли субъект;

 

- суд узнает факт упомянутого нарушения из протокола (здесь это «обвинительный документ») и сопутствующих материалов – т.е. само обвинение как раз присутствует (без субъекта обвинения);

 

- невольно судья принимает обвинительную функцию, т.к. ее больше не на кого возложить.

 

Следовательно, некоторые авторы даже не относят деятельность суда при ПДАП к правосудию (в т.ч. А.А. Князев), т.к. не соблюден комплекс судопроизводственных принципов.

Проблема преюдициальности в этом случае в том, что основа преюдиции – это объективность истины, соблюдение одноименного принципа. В контексте упомянутой выше деятельности нельзя назвать факты объективными, т.к. нарушен принцип состязательности. Поэтому теоретики не видят пробел в регулировании ст. 62 ГПК.

 

По-иному проблему видит ВС РФ: в своем Пленуме от 1.12.03 №23 он кроме всего отмечает, что постановление (решение) в рамках ПДАП, которое уже вступило в силу, имеет значение для некоторых гражданских дел (применительно к тому же субъекту), и проводит аналогию (возможно, ненужную) с упомянутой статьей. В таком выводе видится мнимая схожесть уголовных дел и ПДАП, что не является полностью верным: регламентация указанных процессов кардинально разная (УПК гораздо лучше проработан, в т.ч., в разы выше уровень гарантий – в отличие от ПДАП).

 

Отсюда рождается проблема, которая связана с пределами преюдициальности, а именно в расширительном понимании таких пределов по аналогии с процессом уголовным. Так, часто упомянутый механизм применяется по искам, связанным со взысканием определенной компенсации по ДТП: здесь обстоятельства суд считает «уже установленными» в ПДАП. Поэтому выявляется большое количество некоторых судебных ошибок, т.к. механизм может лишать возможности участия в этих делах заинтересованных лиц.

 

Исходя из всего этого, напрашивается вывод, что преюдициальность при своей возможности для ПДАП и его решений будет адекватной лишь при принятии изменений в КоАП о повышенном качестве формы такого процесса, о повышении гарантий, обеспечении должных пределов преюдиции.