стоимость услуг

Олег Пахомов

Адвокат

г. Москва

ул. Доброслободская 6 с. 2

 

+7 (903) 269-99-92

Принцип стабильности договора в гражданских правоотношениях

 

 

В практике, связанной со сферой договорного права, гражданский адвокат Москвы может столкнуться с некоторыми принципами в указанной сфере, которые прямо не были закреплены в ГК, однако вытекают из самого смысла его норм. Одним из таких принципов является принцип договорной стабильности (далее – ПДС), который самим законодательством гражданской сферы не предусмотрен, но упоминается в п. 7.1 Концепции его (гражданского законодательства) развития.

 

Чтобы отнести предмет рассмотрения к категории основных положений, сначала уясним, что понимается непосредственно под правовым принципом. Кратко объясняем: мнения теоретиков расходятся в основном в критерии нормативности этих положений. В смысле нашей работы мы будем понимать принцип в его широкой трактовке, т.е. как некую основополагающую правовую идею, вне зависимости от факта ее закрепления в каком-либо НПА.

 

Так, ПДС не закреплен в «основной» ст.1 ГК РФ, но все равно имеет широкое практическое применение при осуществлении обязательственных отношений. Именно поэтому мы отнесем его к разряду рассматриваемых основных норм. Смысл его в том, что однажды заключенный договор сохраняется и его фундаментальные положения не могут быть как-то изменены сторонами (кроме как на основе нового консенсуса).

Его существование подтверждается следующим:

 

1. По общему правилу не разрешен ГК односторонний отказ субъекта от должного исполнения текущего обязательства либо изменение неких его условий в одностороннем порядке.

 

2. Изменение положений либо полное расторжение почти любого соглашения будет допускаться лишь при условии, что стороны об этом договорятся (ст. 450).

 

3. Законодатель по-разному подходит к понятию и процедурам расторжения некого соглашения и одностороннему отказу от него (и требует возмещения определенных связанных с этим убытков). Так, первое свидетельствует как раз о существовании рассматриваемого принципа, а второе (возмещение) – о стимулировании его (договора) исполнения, обеспечивая ПДС.

 

Однако законодателем рассматриваемый принцип не всегда применяется последовательно (так считает и А.Ю. Кабалкин). Об этом свидетельствует, например, положение ст. 450, которая закрепила исключение из данного принципа (как мы знаем, для основополагающих положений такая мера считается невозможной). Но в этой же статье мы видим, как раз подтверждение существования ПДС (ведь соглашение о расторжении, например, почти невозможно достичь сторонам, судя по практике), поэтому можно судить о данной ситуации как о неком пробеле.

 

Нарушение его также усматривается в положении о том, что если стороны каким-то образом не достигают договорного согласия, то его можно определить, как незаключенный. Эта недоработка порождает практику избежания неким субъектом исполнения по существующему обязательству (о котором стороны уже договорились).

 

Важно отметить, что прогрессивным в этом плане можно считать зарубежное договорное право: оно, в частности более демократично. Например, принципы УНИДРУА отмечают, что в случае, когда не согласовано некое важное для прав и обязанностей условие, то соглашение будет «автоматически» дополнено определенным условием, считающимся соответствующим этой ситуации. При его определении учитываются:

 

- те намерения, которые субъекты вложили в договор,

 

- характер непосредственно договора и содержащееся в нем целеполагание,

 

- добросовестность субъектов,

 

- разумность,

 

- деловая практика, основанная на честности.

 

Все упомянутое приводит нас к выводу о непроработанности договорного права РФ в контексте ПДС, в отличие от усиливающей его тенденции в зарубежных странах. Следовательно, законодателю предстоит работа по выявлению соответствующих пробелов и их устранению в целях реализации рассмотренного принципа.